dartr

Завод

Сергеев прошел по узкому коридору между решетками каких-то складских помещений и выкрашенной в тоскливый больнично-голубой стеной, слева наверх вели обветшалые бетонные ступени с гладким, отполированным сотнями рабочих ног ребром, справа гигантские окна в пять метров высотой пропускали тусклый утренний свет, косыми лучами взрезающий керамическую пыль до сих пор стоящую в воздухе. Сергеев прислушался к тишине завода и почувствовал, как мурашки неприятной волной бегут по его плечам. 

Вдруг тишину рубанул звук, который знаком каждому инстинктивно, с рождения, в животе неприятно сжалось, и Сергееву захотелось в туалет. Он обернулся и увидел в конце коридора огромную вытянутую морду овчарки, которая  с рычанием, многократно усиленным эхом покинутого здания, медленно шла к нему. Сергеев быстро прикинул расстояние между зверем и лестницей, полсекунды колебался, но когда пес сорвался с места, лаковые ботинки, купленные на распродаже в Москве, уже выстукивали каблуками морзянкой SOS по серому с вкраплениями камня бетону. 

В груди возникла боль, воздуха не хватало, холод помещений хлестал по шее, сердце гнало кровь по венам так, будто отряд матросов выкачивал воду из затопленного отсека с товарищами. Перед глазами мелькали какие-то решетки, железные косые двери, пустые разъемы окон с выбитыми стеклами, цистерны, а позади обманчиво мягкий шелест лап здоровенной твари, на клыках которой Сергеев успел увидеть кровь. "Так вот для кого раскладывали мясо!" - на секунду промелькнула здравая мысль в его охваченном паникой разуме. 

В очередной раз завернув за угол, он оказался в темном коридоре с несколькими фанерными дверями. Без колебаний ворвался в ближайшую слева, захлопнул ее, спасительный шпингалет! Никогда Сергеев так не радовался шпингалетам, даже когда страдал диареей во время аудита на якутских шахтах, быстрое движение, отошел.

Секунд пятнадцать Сергеев не дышал. Он смотрел на дверь и жил в паузе, для него прошла вечность, заключенная в маленькое светлое помещение с кафельной плиткой на стенах. В спину бил все тот же тусклый свет, оставляя на полу размытую белесую тень, напуганную вроде бы даже больше своего хозяина. Трусость тени отрезвила Сергеева. Сердце стало успокаиваться, пробил озноб - тело было полностью мокрым от пота. Сергеев похлопал себя по карманам, но человек, решивший завязать с пагубной привычкой обычно с собой сигарет не носит. Он прислонился к холодной стене и сполз на пол. 

Просидев в тишине минут десять, Сергеев наконец встал, откинул шпингалет в сторону и, приоткрыв дверь, высунулся наружу. Коридор был пуст. В конце большое мутное стекло. Несколько дверей. Мурашки снова пробежали по спине таким скопом, что Сергеева аж передернуло, а сердце отказалось биться на мгновение. Два проема вперед, на противоположной стороне коридора. Из-за проема двери торчало лицо лысого человека с большими серыми глазами. Как только лицо оказалось в центре внимания, оно медленно стало уползать вглубь комнаты и вскоре скрылось. Сергеев притворил дверь, закрыл шпингалет и снова сполз на пол. Закрыв глаза он попытался вспомнить тот день, когда директор подписывал приказ о его командировке в этот город. Сопротивлялся ли он? Пытался ли придумывать оправдания, день рождения сестры, болезнь отца, похороны деверя? Была ли возможность избежать этой поездки?

Измотанный морально и физически, Сергеев уснул.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded