Машинерия

Зло

Ты бежишь по дороге Вечности, тебе десять лет, ты дитя, а впереди маячит что-то черное, большое, великое. Ты смотришь вперед и думаешь: Да это же Зло, то самое Непобедимое Зло, о котором я слышал в детстве.


А Зло ползет, будто убежавшее тесто, пожирая все на своем пути, огромное и неутомимое, не замедляя свой ход.


Ты бежишь по дороге Вечности, нагоняешь Зло и кричишь: Эй, посмотри на меня, Зло, я молод, я силен, я наслажусь победою над тобой, мне всего двадцать лет, эй, Зло, ты старо как мир, а я молод, и все впереди, а ты исчезнешь!


И Зло поводит ухом, не замедляя, впрочем, ход.


Ты бежишь по дороге Вечности, и кидаешься на Зло, бьешь его в пухлые, рыхлые, черные бока и кричишь: Эй, Зло, я бью тебя, тебе больно Зло, конечно, ведь я силен и опытен, мне тридцать лет, еще немного и я одержу победу, один, нет, два удара, и тебе конец!


И Зло моргает, не замедляя, впрочем, ход.


И ты лезешь выше, цепляешься за кустами торчащие из боков Зла жесткие волосы, куда-то к голове, и ноги тонут в складках этого отвратительного создания, и кричишь ему, но голос тонет среди сосредоточенного пыхтения черной массы под тобой: Эй, Зло, постой, ты что, не слышишь меня! Мне сорок лет, я опытен и мудр, я в самом расцвете сил, и теперь дни твои сочтены.


Но Зло так и не замедляет ход.

Collapse )
Машинерия

Дружба вне времени

- Мое знакомство с ним произошло за две тысячи лет до рождества Христова, хотя его первая встреча со мной состоялась тремя тысячелетиями позже, - Феликс вальяжно расположился в кресле с трубкой в руках, направил свой взор куда-то в темную пустоту левее от нас и начал свой рассказ с фразы воистину интригующей. Я задумался, насколько эталонной стала эта история за многие века повествования ее таким молодым оболтусам-стажерам, какими были мы.

- К тому времени я уже давно обвыкся со своим проклятием, и многочисленные прожитые жизни не вызывали у меня хоть сколько-нибудь сильной заинтересованности. Мне удалось сколотить хороший капитал, учитывая, что, как вы понимаете, в то время можно было найти забытый богом угол и хранить там ценности сколь угодно долго без опасения, что кто-либо наткнется на них после очередного твоего, скажем так, перерождения. Конечно, случалось, что мне не удавалось насладиться плодами своего собирательства по многу лет. Бывало, я рождался в семье рабов или же судьба заносила мой дух на крайний север в семью отшельников, но эти периоды были, как вы понимаете, довольно скоротечны – первый же серьезный проступок или встретившийся на пути медведь позволял надеяться на удачный выбор следующего места рождения.

Collapse )
Машинерия

Самоизоляция

- Садимся здесь.

Квантовый преобразователь мягко загудел, и круглая тарелка корабля села посреди широкой площади одного из самых крупных городов на материке. Аргаб развернулся на пилотском кресле к анализатору и присвистнул: такой чистой атмосферы они не встречали ни на одной планете. 

- Жаль, что планетка занята, а? – Вега хлопнул пилота по плечу и начал натягивать на себя комбинезон защитного костюма.

Трап с шипением опустился вниз, и по нему неторопливо прошагали настороженные путешественники. Монументальная архитектура зданий, окруживших собой покрытый мелкой плиткой кусок пустого пространства в застроенном городе, впечатляла и пугала одновременно, узкие окна будто осуждали нарушивших их покой непрошеных гостей.

Аргаб присвистнул. 

- Мрачновато здесь. Надо было в зеленую часть лететь, там хотя бы тепло. 

Вега возразил:

- Туда лететь на два часа дольше, а это ближайший крупный город с тепловым свечением выше Альфа в кольпускуляре. 

- Пройдемся?

Они медленно двинулись вглубь города, собирая попутно анализы почвы и воздуха, рассматривая витиеватое оформление домов с глупо смотрящимися башенками и размышляя о том, куда могли подеваться жители.

- Вот те раз, в кой-то веки решили установить контакт, и никого. Как ты думаешь, у них есть армия?

Collapse )
Машинерия

Инцидент Оруэлла

Вы помните инцидент Оруэлла? - капитан вышел из-за стола, достал сигарету и, закурив, оперся о стол, сложив руки на груди. «Как в плохом кино» - подумала Анна.

- Да, по-моему, в тридцать шестом году, но как факт, без подробностей - ответила она вслух.

Collapse )
Машинерия

Завод

Сергеев прошел по узкому коридору между решетками каких-то складских помещений и выкрашенной в тоскливый больнично-голубой стеной, слева наверх вели обветшалые бетонные ступени с гладким, отполированным сотнями рабочих ног ребром, справа гигантские окна в пять метров высотой пропускали тусклый утренний свет, косыми лучами взрезающий керамическую пыль до сих пор стоящую в воздухе. Сергеев прислушался к тишине завода и почувствовал, как мурашки неприятной волной бегут по его плечам. 

Вдруг тишину рубанул звук, который знаком каждому инстинктивно, с рождения, в животе неприятно сжалось, и Сергееву захотелось в туалет. Он обернулся и увидел в конце коридора огромную вытянутую морду овчарки, которая  с рычанием, многократно усиленным эхом покинутого здания, медленно шла к нему. Сергеев быстро прикинул расстояние между зверем и лестницей, полсекунды колебался, но когда пес сорвался с места, лаковые ботинки, купленные на распродаже в Москве, уже выстукивали каблуками морзянкой SOS по серому с вкраплениями камня бетону. 

Collapse )
Машинерия

Ржавь. Пора наверх.

Прозрачная, почти серебристая вода окатывала весенней свежестью, и Ксана ярко представила себе, как пьет ее большими глотками, так, чтобы зубы взвыли от боли, а горло потом еще неделю напоминало об этой глупой выходке. Зеленый ковер травы на земле приятно шелестел под ногами, мягко щекоча ступни. Девушка подняла голову к небу и, весело жмурясь от полуденного теплого солнца, стала разглядывать розовые лепестки сакуры. «Мечта», пронеслось у нее в голове. Парк был безлюден, она ступила на песчаную дорожку и двинулась в центр, по направлению к заветной поляне. Ксана старалась запомнить каждую мелочь вокруг, хотя и бывала здесь по несколько раз за один цикл. Впрочем, некому было обвинить ее в безделье: отца она никогда не видела, а мать «пошла летать» еще когда на Ксану не обращали внимания даже совсем отчаявшиеся молодые парни. Тридцать шесть этажей вниз, прекрасное время для того, чтобы оценить свой вклад в историю. С тех пор Ксана познала абсолютную свободу поступков, и, надо сказать, ничуть не горевала по поводу своей печальной судьбы.

На полянке стоял розовый пони. Обернувшись на шаги девушки, он продемонстрировал небольшой рог на носу, и влажными большими глазами заглянул ей в лицо, когда она подошла его погладить. Ксана знала, что если бы кто-то узнал об этой ее причуде, смеху было бы на весь блок, но здесь она была одна, и шепот ветра в листьях подбадривал ее, успокойся, здесь тебе ничего не грозит. Успокойся, Ксана. Тише, Ксана. Кто-то идет, Ксана.

Collapse )
Машинерия

Планета Акме

По бортовому видеоканалу помощник капитана каждый вечер крутил исторический передачи, для образовательных целей, так сказать. Пока вся команда после тяжелого дня отдыхала в кают-компании, разглядывая белые точки звезд, проплывающих за огромным панорамным стеклом, юнга вперил взгляд в монитор, и лицо его становилось все более и более отторгающим. 

Старший инженер заметил эту метаморфозу и чуть насмешливо спросил:

- Алеша, чем тебе так программа старпома не угодила? Сюжетец слаб?

Алексей, не отводя взгляда от экрана, ответил:

- Программа хорошая. Содержание ужасное. Про Вторую Мировую смотрю.

Эколог Демид тяжело вздохнул. 

- Да, это черное пятно на всей нашей истории.

Алексей помолчал и вдруг брезгливо сказал:

- Цивилизация дикарей.

Из разных углов помещения раздались неодобрительные возгласы. Внезапно голос подал лоцман.

- А вот капитан наш встречал как-то цивилизацию дикарей. Очень любит он эту историю.

Внимание моментально переключилось на лоцмана. Капитан был неразговорчив, хотя при его богатом полетном опыте, очевидно было, что рассказать он может очень много. Бывали вечера, когда капитан вдруг окунался в воспоминания, и тогда команда слушала затаив дыхание. Но это случалось редко, а со временем все реже, и реже. Капитан все больше отстранялся от командования, часами глядя в черную пустоту космоса.

- Если он ее так любит, что же мы ее никогда не слышали? – спросил инженер.

Collapse )
Машинерия

Можете мне не верить

 

Идея общности, равенства, единства не выдерживает никакой критики с точки зрения психологии и физиологии. Как могут быть равны люди, если даже цвет мы воспринимаем по-разному? Звук, запахи, прикосновения. Вот, к примеру, для меня фиолетовый цвет невыносим, и потому у меня постоянный уклон в зелень, хотя множество людей говорили мне о том, что баланс уведен и надо добавить фиолетового. Или вот звук - кто-то слышит Йенни, кто-то Лорал, кто-то ничего не слышит. Кому-то низкие частоты не слышны, и он с постным лицом смотрит "Безумного Макса", а кто-то наоборот, терпеть не может высокие частоты, и от фильма приходит в восторг. Повышенная чувствительность к запахам? И вот прогулка по Бали становится адом. Одна нога с детства короче другой? И вот пешие походы невыносимы, но зато за рулем это отличный гонщик.

Люди не понимают простой вещи - нет одинаковых. Лозунг "Незаменимых людей нет" глуп и примитивен, потому что каждый человек - это плод эволюции. В нашей гигантской чашке Петри единственный смысл состоит в том, чтобы творить разнообразие. Помните, "Гений господствует над хаосом?" Хаос многообразия - лучшая система для получения идеального результата, если вы не ограничены во времени.

Система, которая была рождена в СССР была ложной не только по факту, но и по сути. Мы живем в стране, где царствует поколение с в корне неправильными установками. Мы живем в мире, где более половины населения мечтает о системе, в которой во главу угла поставлена ложь - общая, страшная ложь.

Collapse )
Машинерия

Прощай Рай.

 

Мерное гудение энергоустановок корабля убаюкивало. Бешено бьющееся до сих пор сердце понемногу успокаивалось. Перед глазами все еще стояли толпы несчастных, не озаботившихся вовремя покупкой билета в один конец. Эти белесые, отупевшие от злобы и страха глаза, полные слез и ненависти к обстоятельствам, эти руки, покрытые пылью и содранной кожей, тянущиеся сквозь узкие промежутки в ограждении, и этот проклятый кашель, о, да. Более всего пугал именно кашель, этот отвратительный нестерпимый кашель, в котором тонули даже возгласы отчаяния.

Храни нас, Бог. Хотя, даже и не знаю, насколько теперь актуальна наша сопричастность религии. Мне кажется, что уповать на волю господа у нас уже нет права, ведь теперь мы не принадлежим тому миру, в котором остались надежда и вера. В каком-то смысле вся планета отправилась прямиком в ад, точнее, стала адом.

Я встал с мягкого кресла и подошел к иллюминатору. Хотя, может быть теперь это окно? Окно моего дома. Почти все пространство за стеклом занимал грязного цвета желтый шар с огромными, бешено крутящимися белыми кругами ураганов. Перед глазами всплыла картинка из детства: голубой диск с белой пленкой облаков, из-за которой застенчиво выглядывают зеленые материки. Эта фотография всегда завораживала меня, и малым ребенком я представлял, как вырасту, сяду на космический корабль, улечу в космос, и оттуда буду любоваться красавицей Землей. Вот как… Мечта исполнилась. Только при всем желании, любоваться этой планетой уже не получится.

Мне вдруг подумалось, что молитвы утратили силу еще и потому, что мы обманули доверие богов. Они оставили нам Рай, наказав бережно его хранить, избегать греха и созидать. И как предостережение показали картинки ада, в котором мы могли оказаться, ежели ослушаемся их наказа. Рваные стены домов, алый закат, раскаленная поверхность земли, пар и дым, и едкий, всепроникающий запах тлеющей плоти. Неделю назад я видел все это в столице древнейшего государства на планете. Город пал под ударом стихии, как пали перед ним Париж, Мадрид, Рим, Гавана, Лос-Анджелес и Токио. Планета устала от нас, она извергла нас со своей поверхности, с отвращением и усталостью глядя нам вслед. Но, как это бывает во время тяжелой болезни, большая часть отравы еще осталась внутри: люди, те, кто не успел или не смог купить себе спасение в комфортабельных каютах космических челноков, с ожесточением съеденной заживо крысы стали вгрызаться в нутро планеты, дальше от бесчисленных ураганов, смерчей и бесконечных ливней. Там, в глубине пещер и тоннелей, они чувствовали себя в безопасности до поры до времени, ведь бездумные действия людей раздражали планету и изнутри, а значит, скоро она найдет окончательный способ решения человеческого вопроса.

Я затемнил окно (да, все же теперь это окно) светоотражающей шторкой, выпил безвкусной очищенной воды, и прилег на жесткую узкую кровать. В полумраке каюты было легко представить, что все произошедшее за последнюю неделю – всего лишь страшный сон. И сейчас я встану, умоюсь, на кухне встречу родителей, выпью стакан обычной, но такой вкусной воды, съем пару огурцов, да, какое забытое слово, огурец, зеленый такой, вроде, выбегу во двор и повалюсь в сочную свежую траву, моментально промочив майку утренней росой. Скосив глаза вправо, я даже увидел эту тонкую зеленую травинку, с которой медленно падает вниз большая и безумно красивая капля воды. В горле моментально пересохло. Я понял, что плачу. 

Машинерия

КиноЕвгеника - Бегущий по Лезвию Бритвы

В 1982 году на экраны кинотеатров вышел фильм Ридли Скотта "Бегущий по Лезвию Бритвы" и тут же провалился в прокате. Мрачный, холодный, лишенный чувства юмора фильм спустя десять лет был признан культовым. Давайте вместе вспомним, что примечательного было в этой картине. Новый выпуск КиноЕвгеники на нашем канале!